отшельник в пещере, Индия, Гималаи

отшельник в пещере, Индия, Гималаи

«СНЕЖНЫЕ БАРСЫ»

МЕСТА СИЛЫ. ИНДИЯ.

Рассказ знакомого Ульяны Медиум о его путешествии в Гималаи.

Записки путешественника Сергея Дмитриевского

(все фото Индии внизу статьи)

Предисловие от ясновидящей: «Я узнала о путешествии в Гималаи одного моего знакомого, и потрясена смелостью этого мужчины, с которой он преодолевал горные вершины, ведь на такую отважность не способны обычные туристы. Эта история «пахнет» приключениями, опасностью и… эзотерической радостью от встречи с тайнами священной реки Ганги и таинственной горы Меру…  С помощью рассказа моего интересного знакомого вы можете приоткрыть завесу тайны над завораживающим миром Индии и ее священных мест, мест силы. В старинной книге Бхагават-гите описывается битва добра со злом, в которой войском добра руководил некий Арджуна, а сам Бог направлял эти войска. Эта битва проходила тысячи лет назад. В ней победили представители сил добра. Но уцелевший предатель ночью, пробравшись в лагерь «добрых» (паддавов), перерезал их руководство, и таким образом получилась “ничья”. Оставшиеся «добрые» переправились через Гималаи и поселились в пещерах, как раз в тех, которые и посетил мой хороший знакомый, замечательный человек, поведавший мне о своем путешествии. Его зовут Сергей Дмитриевский. Этот путешественник сумел добраться до горы Ме́ру — священной горы в космологии индуизма и буддизма, где она рассматривается как центр всех материальных и духовных вселенных. В Пуранах описывается, что её высота составляет 80 000 йоджан (1 106 000 км, что примерно в три раза превосходит среднее расстояние от Земли до Луны). Рассказ не освещает сокровенные тайны, которыми мой знакомый делится не охотно :)) (его можно понять) Но, тем не менее, вы можете окунуться в завораживающий мир Индии, горных опасностей, приключений путешественника и познакомиться с местами силы… А вначале рассказа — немного слов Дмитрия о бытовой жизни в Индии, городе Дели и Ришикеше, небольшом городке у подножия Гималаев».

 

К ИСТОКАМ ЛЕГЕНД

Это рассказ о моём путешествии в Индию в северные Гималаи, на границе с Непалом и Китаем, к истокам реки Ганги, считающейся у четверти населения мира священной рекой, берущей начало по легендам, в тонких мирах, далеко за пределами нашего мира. Река имеет женский род, индийцы называют её Ганга. По Махабхарате (самое древнее на земле писание, в котором даётся представление о строении мира и вселенной) именно мать Ганга и дала начало человечеству на земле. Маршруты были разработаны моим товарищем Вячеславом Киплюксом, исследователем Центральной Азии, членом Русского Географического общества. Мы должны были с ним дойти до основного истока Ганги, затем, преодолев этот ледник и крутые скалы, подняться до высоты 4500 метров на высокогорное плато Тапован, магическое место у подножия горы Шивлинг. Серьёзные отшельники-йоги издревле находили здесь обитель для медитаций. Сейчас там находится один такой отшельник (баба), давший обет молчания. Он обладает возможностями творить чудеса материализации, трансформаций, влияния на погоду и т.п.. Я был в его пещере. Сама гора Шивлинг (6543м) со всех сторон окружена отвесными скальными стенами. Лишь на западном склоне есть небольшой уклон, где скапливается снег и откуда сходят снежные лавины. Именно там и находится обитель отшельника. Шивлинг представляет собой труднопреодолимую цель для альпинистов. Вот туда и был направлен наш первый маршрут.
Со Славой мы встретились в аэропорту Дели 9-го мая 2015 года, я летел из Москвы, он – из Бангкока после путешествия по Тибету. Дели оказался довольно обширным городом. Поехали на ночёвку в Тибетский квартал (маджи ка тил). Грязненький квартальчик, как, впрочем, и сам Дели (за исключением некоторых частей города), представляющий собой одну узкую улочку барачного типа. Цена номера в весьма посредственном отельчике – 1500 рупий. По городу местами разгуливают обезьяны. Стоит 40 градусная жара. На фоне всего этого необычайно помпезно выглядят большие красочные скульптуры (Ганеша, Хануман и т.п.). Завтра мы отправляемся на такси в г. Ришикеш, 6-7 часов езды на такси из Дели.

РИШИКЕШ

Теперь два слова о Ришикеше, небольшом городке, расположенном у подножия Гималаев. Он славен тем, что является мировым центром йоги. Здесь расположены школы медитаций, ашрамы различных направлений йоги, школы массажа и других индуистских практик. Когда-то здесь проходили духовную практику Битлз. Напомню, что слово “йога” произошло от санскристского “yuj” – единение, слияние воедино источника всего сущего или истинного уровня реальности (Атмана) с его проявлением в человеческой душе.
Европейцев здесь мало, но белые лица мелькают довольно часто. Индия, как известно, страна бедная, хотя с точки зрения богатства внутреннего духовного содержания с этим можно поспорить. Дороги здесь ужасные, дорожных правил практически нет, или их просто не соблюдают. Гудя на каждом метре, снуют автомобили, тук-туки и мотобайки. Стоят суета, шум, гам, гарь и неприятный запах. Всё это происходит при 40 градусной жаре. Вдоль дороги продаются фрукты (тоже не очень товарного вида). В основном это бананы, безвкусные мандарины, мелкие дыньки и арбузы. Мы проезжали большие плантации сахарного тростника, из которого на примитивных прессах-мясорубках тут же, у дороги, выдавливают сок. Сок очень приятный на вкус (стоит всего 20 рупий стакан), но лучше наливать его в свою тару, т.к. разовой посуды здесь нет, а обычную они моют холодной и непонятно откуда взятой водой. Мы попали в сезон созревания манго. Их здесь продают на каждом шагу (1 доллар за килограмм).
Мы поселились в элитном районе Лакшми Джула, и попав в относительно тихое и спокойное место, где удалось снять номер за 400 рупий/ночь. Собственно, здесь и сосредоточились центры йоги.
Есть здесь и дорогие отели с кондиционерами, горячей водой и бассейнами. Некий райский уголок для неженок. Мы шиковать не стали, тем более, что на следующий день должны были отправляться дальше. Поэтому довольствовались малым, подобрав подходящий вариант без горячей воды. Вода нагревается на таком солнце до состояния тёплой и без дополнительного подогрева.
На радостях опрометчиво решил сходить в центр Ришикеша (5км по жаре), чтобы пополнить свою коллекцию кружек (я собираю кружки из разных стран и городов). Хотя Индия и производит почти все товары самостоятельно, найти кружку их производства – дело весьма не простое. Но, когда меня останавливали трудности? :-) И по плавящемуся асфальту я потопал в местный маркет (грязный обширный рынок, в котором можно заблудиться). По дороге “нагружаясь” соком сахарного тростника и свежевыжатым соком довольно вкусного плода, напоминающего по вкусу что-то среднее между грейпфрутом и дыней, я с тающим энтузиазмом брёл по 40 градусному пеклу. К радости по дороге обнаружил местный пляж довольно хорошего качества (местечко называлось Омкарананда).
Плавок с собой у меня не было, поэтому пришлось довольствоваться прогулкой по мелководью, охладив ноги в прохладной Ганге. К слову сказать, в отличие от расхожего мнения, что Ганга – река грязная, здесь вода была вполне приемлемая для купания (хотя и носила некоторые признаки известковых отложений).
Наконец, добравшись до местного базара, я с трудом нашёл искомую кружку. Странно, что в стране, в которой производятся товары от продуктов до автомобилей, везде стоит лейбл “сделано в Китае”. Впрочем, засилье Китая в мировой экономике – известная вещь.

ПИЩА В ИНДИИ

Несколько слов о том, как питаются индийцы. Местная пища – это отдельная песня! Они поголовно вегетарианцы. Мясо не используют, как класс, а также до кучи не едят птицу и рыбу. При этом в основном используют в пищу рис, кукурузу, заправляя это какой-то “болтанкой” из гороха, называемой “тали”. Употребляют салаты, названия у которых разные, а содержимое одно: весьма сомнительного вида помидоры, огурцы, выращенные до размеров кабачков и имеющие семечки, которые можно грызть, как орехи, и лук. Иногда добавляют местный сыр.
Я в горячке заказал было свою любимую лазанью (в меню было) с сыром и помидорами (правда я люблю мясную), но лучше бы я этого не делал. А пиццу, которую они с гордым видом предлагают, вообще есть невозможно. В Ганготри (место нашей основной стоянки) о еде вообще говорить не приходилосьо. Да и в Ришикеше нам удалось разыскать только один ресторанчик, где хоть то, что есть готовят прилично. Пьют, в основном чай (скорее напиток), называемый “масала” – смесь пряностей с молоком. В общем, довольно вкусный. Индия – страна импортирующая чай, но внутри именно чая-то и нет. Сахарный тростник выращивают повсеместно, а с сахаром – дефицит (во всяком случае так выглядит). Спиртного, как такового нет, а о пиве многие даже не слышали, что это такое. Что меня крайне удивило. Из фруктов – бананы, манго, арбузы, дыни, мандарины.
Проболтавшись на жаре около 4-х часов, обратно в отель я поехал на тук-туке, который, практически не имея амортизаторов, двигаясь по местной дороге, окончательно утрамбовал во мне выпитые напитки. Он даже стоя на месте так дрожал и подпрыгивал от работающего двигателя, что внутренности прессовались в блин.
По дороге сделал одно наблюдение. Интересно, что женщины ни машины, ни мотобайки здесь не водят. Я не увидел ни одной женщины за рулём, они как бы уступают первенство “выбора пути” мужчинам.
На дорогах, наряду с машинами, часто можно видеть гружёные повозки, которые тащат мулы. Дорожных правил никто не соблюдает, хорошо ещё придерживаются направления движения (оно здесь левостороннее).
Вечером в качестве тренировки мы со Славой решили сходить к местному водопаду (8 км туда и обратно). Дорога шла через лес обезьян, где вокруг тебя прыгают, лазают по деревьям и скачут множество мартышек и гиббонов.
Завтра ехать в горы в селение Ганготри (3000 м над уровнем моря). Дорога туда – горный серпантин. 12-15 часов езды. Есть общественный транспорт, но с вещами и в такую жару за это время мы в нём просто сдохнем. Решили нанять машину, что и удалось сделать за 6800 рупий. Вечером пригубили по чуть-чуть вискарика, исключительно в целях дезинфекции . Слава отвечает на письма “почитателей” (благо, что здесь пока есть интернет), я пишу путевые заметки.

ДОРОГА В ГАНГОТРИ

Дорога до сезонного поселения Ганготри – сплошной горный серпантин. В лучшем случае на машине от Ришикеша её можно преодолеть часов за 12. Подъём с 500м над уровнем моря до 3000м. Вместе с расстоянием и набором высоты уменьшается и изнурительная жара. С первых же километров дороги начались красоты. Живописнейшее ущелье с вековыми гималайскими кедрами и лиственницами. Размер шишек кедра – почти с человеческую голову! Внизу вьётся порожистая Ганга. По бокам – величественные горы с почти вертикально вздымающимися стенами, огромными, нависающими над дорогой скалистыми карнизами и валунами.
И краски! На фоне голубого неба с белыми воздушными облаками грандиозные скалы коричневого цвета в обрамлении зелени и чёрными прожилками породы. Как будто огромный тигр точил когти об эти скалы. Кедры снизу, как ракеты, взмывают вверх. Как они держатся на скалах – загадка! Водопады, мелкие и побольше, искрятся на солнце и разлетаются серебряными брызгами, образуя улыбки гор – локальные разноцветные радуги. А на фоне этого вдали высятся белоснежные вершины семитысячников, где по склонам бродят гималайские медведи и, уже совсем в снегах, снежные барсы. Это Гималаи. Это мощь! Здесь ощущается бескрайность. Это обескураживает и одновременно завораживает. Это не сглаженные Уральские горы, не коричневые Анды, не красивые, но “облизанные” европейские Альпы, даже не суровый Кавказ… Всё это отличается от Гималаев, как море от океана.
Ох, как же красиво! Это вечный материк, грандиозная цепь самых высоких в мире гор, величественно возвышающихся над землёй и своим спокойствием и величием, как бы снисходительно по-отечески поглядывая на остальную землю, говоря: “Озоруете? Ну, ничего, ничего, мы прикроем!”
Что есть океан? Я видел его величие в Атлантике. Только стоя на берегу открытого океана, можно понять, как и чем его волны отличаются от волн морей. Кто видел и уловил “дыхание” океана, может назвать морские волны “игрушечными”. Так и Гималаи отличаются от других гор. В этой нетронутой природе ощущается неистовая сила и дикость, неисчерпаемая энергия, бушующая страсть, буйная суровость и одновременно правильность, порядок и умиротворение, спокойствие и закон. Она даёт ощущение уверенности и защиты. Здесь нет фальши, человеческой мелочности, зависти, неправильности, обмана и подвоха. Здесь – надёжность. Правда, добираться сюда непросто, бытовые условия предельно простые, требуют терпения и выносливости, не для пай-мальчиков и “благородных” девиц.
Начиная со второй половины пути, дорога в её общепринятом понимании, закончилась, а началось правильнее сказать, направление. Это некоторая тропа шириной в размер машины, вьющаяся по краю горных хребтов, порой утыкающаяся в осыпи, порой размытая, сбегающими с гор многочисленными ручьями. Езда по ней напоминала гадание: слетим-не слетим вниз, где глубоко в ущелье ласково приглашал на встречу бурный поток Ганги. При очередном крутом повороте камушки из-под колёс машины весело убегали в пропасть, игриво приглашая последовать за ними. Наш водитель (весёлый индус, твёрдо верящий в реинкарнацию) при каждом таком повороте, огибающим очередную скалу, бодро давил на клаксон, то ли желая поприветствовать возможную встречную машину, предупреждая её своем намерении успешно преодолеть очередной изгиб, то ли для того, чтобы в случае неудачи, “полёт” с трассы сопровождался весёлой музыкой. А так как изгибы были нескончаемыми, то мы имели удовольствие слушать непрекращающуюся музыку клаксона на протяжении всего пути.

 

ГАНГОТРИ

Вконец измотав наши тела серпантином, мы наконец-то прибыли в Ганготри. Это малюсенькое поселение, расположенное в красивейшем месте на высоте 3-х км в ущелье с водопадом, функционирует только с апреля по октябрь. В другое время здесь снега и холода. Селение – место паломничества индусов, т.к. в 18 км выше находится устье ледника Гомунх, откуда берёт начало река Ганга. Этот исток считается основным истоком Ганги и почитается у индусов как священное место. В Ганготри приезжают в основном за тем, чтобы прикоснуться к истоку Ганга, набрать священной воды, пусть не у самого Гомунха, но в последней доступной точке. И только совершившие непростой горный трек имеют возможность набрать её из самого истока.
Мы поселились в уютном отельчике с балконом-террасой на противоположном берегу реки, как раз напротив храма. Отсюда и будем, получив пермиты (разрешения), осуществлять восхождения к леднику Гомунх, на плато Тапован и к расположенному у подножия горы Меру озеру Кедартал.
Контингент здесь в основном индийцы. Европейцев мало, да и кто отважится заехать в такой отдалённый и неустроенный уголок: еда плохая, воды горячей нет, электричество даётся на час-два в день.
Вечером того же дня, по прибытии, мы подобрали себе проводника (он же портер (носильщик) непальца для похода к леднику Гомунх (18км) и дальше на плато Тапован (27км). Получив в местном контрольном пункте разрешение на трек на троих (я, Слава и непалец) на три дня, мы стали собираться к завтрашнему восхождению.
Предварительно непалец отвёл нас к пещере, где с давних времён живёт йог Шиторам-баба. Зимой он через медитацию входит в состояние транса (состояние сомати, когда все жизненные процессы замедляются практически до “0”) и сидит в пещере недвижимо. А летом с ним можно пообщаться, что мы и сделали, получив благословение на предстоящий маршрут. Удалось даже сфотографировать его в пещере.

 

ТРЕК НА ТАПОВАН И ГОМУНХ

Утром следующего дня нам сделали отметку, что мы встали на маршрут и через 3 дня должны вернуться, предварительно взяв с нас расписку, что все последствия, связанные с риском для жизни, мы берём на себя. Маршрут оказался сложнее, чем 4 года назад в Тибете, когда я ходил к Кайласу. Тропа порой обрывалась осыпями, порой шла по скальному уступу шириной 30-40 см, где слева – пропасть с далеко внизу текущим ручьём Ганги, а справа – вертикально уходящая вверх скала. В одном месте был сход лавины камней, который сломал, как спички, толстенные деревья. Здесь, по словам непальцев, 20 дней назад немного трясло (видимо, отголоски землетрясения в Непале). Даже проводника непальца мне пришлось лечить имеющимися у меня медикаментами, два раза от головной боли, связанной с набором высоты, один раз от набитых на ногах мозолей.
Отмахав в первый день 15 км до нашей первой ночёвки и пропустив место ночёвки, где останавливаются первый раз немногочисленные индийцы, отважившиеся на поход к леднику, мы остановились в малюсеньком палаточном лагере, который в сезон держат непальцы. Отсюда виден ледник Гомунх. Оставалось всего два часа до темноты, и мы решили завтра с утра начать подъём на плато. Туда не ходит практически никто, очень крутой подъём с резким набором высоты (на 1 км).
Утром, после 5-и часовой борьбы со скалами, мы одолели подъём и вышли к горе Шивлинг. Вот оно – подножие горы-легенды! Вид – просто сказка! Справа – величественный Шивлинг. За ним в тумане проглядывается склон горы Меру. Слева высятся три пика Багроти (названных в честь хранительниц-богинь, охраняющих подходы к Шивлингу). Ещё чуть правее виднеется долина Рактован, заполненная ледником с возвышающимся над ней пиком Чакомбай (все пики около 7000м). Палатку поставили на краю обрыва, прямо над ледником Гомунх. Мимо нас протекает и обрывается водопадом ручей Амара-Ганга, стекающий со склонов Шивлинга. Мало у кого хватает сил и воли добраться до этих мест.
И вот мы сделали это! Мы пришли сюда! Добрались до священных мест и истоков Ганги (плато Топаван, Гомунх, Шивлинг). Здесь Славой и мной был повешен флаг с надписью “Мир путешествий с кочевниками духа”.
Здесь, у самого подножия Шивлинга, в самом лавиноопасном месте находится обитель йогина (баба), давшего обет молчания. Он святой и обладает сидхами (возможностью влиять на природные силы, трансформаций своего тела, способностью материализаций). Странным образом все лавины и потоки вот уже много лет обходят его обитель. От места нашей стоянки до него 1,5 км.
Быстро темнело. Слава не пошёл, а я с проводником всё-таки решил добраться до йогина. Два раза пересекали речку. Один раз я провалился под снег, а внизу – вода. Свечкой вылетел оттуда, даже не поняв в чём дело. Видимо, организм решил, что не стоит там оставаться, пока рано.
Встреча с йогином была интересной и, в частности, вот чем. Наш проводник точно не знал места спуска с плато к леднику, где начиналась Ганга. Спуск очень крутой, практически скалолазание, с форсированием водопада. Сказав об этом отшельнику и спросив совета, тот написал (обет молчания не позволял говорить), что даст знак. Посидев у него минут двадцать и увидев, что облака прямо “сели” на землю и повалил снег, я заторопился назад. Мгновенно не стало ничего видно на расстоянии вытянутой руки, но мне удалось без приключений вернуться к палатке (проводник остался ночевать у отшельника). Ночью ударил мороз, вода в мисках замёрзла. Иногда слышался какой-то грохот, как будто горы храпели. Мы опасались, что палатку завалит снегом и снесёт в пропасть.
Но всё обошлось. К утру разъяснилось, получились неповторимые ночные снимки гор, а затем вышло солнце, и Шивлинг нам улыбнулся. Обычно вокруг его вершины вьются облака, как будто гора курит.
Мы решили одним днём (а это 27км) через Гомунх, посетив исток реки, вернуться в Ганготри в своё лежбище. На что проводник сказал, что так не делают и вряд ли удастся успеть, скорость передвижения в таких условиях – 1км, максимум 1,5 км в час. То есть потребуется 20- 27 часов, а учитывая спуск с плато, может и больше.
Но пермит был дан только на три дня, две ночёвки уже сделаны, оставался один день. Посоветовавшись, мы решили: “Рассуждать будем позже, а пока — вперёд”. Всё бы хорошо, но где начать спуск-то? И тут (это было в 9.30), хочешь верь, хочешь не верь, со стороны жилища отшельника появилась точка, которая при приближении оказалась горным орлом. Он низко опустился над местом нашей стоянки, описал круг и вдруг резко ушел вниз к леднику рядом с текущим ручьём. Наш непалец, как оглашенный заорал: “Знак, знак! Баба, баба!” Удивившись этому событию (я уже и успел забыть о том, что обещал отшельник), мы устремились вниз именно в месте, обозначенным орлом. Спуск был сплошным экстримом, но погода нам благоприятствовала. Преодолев водопад, чуть не потерявшись при переправе и не соскользнув вниз, мы за 1,5 часа спустились к устью ледника Гомунх, к основному истоку Ганги. По Махабхарате Ганга начинается за пределами нашего мира и “выныривает” в наш мир из-под ледника Гомунх. Это самое почитаемое и святое место в Индии. В Махабхарате сказано, что племя человечества пошло от женщины-богини Ганги, которая появилась из чрева рыбы, обитающей в этой реке. Набрав водички из самого истока, поставив очередной флаг, мы рванули назад, в Ганготри. Буквально за нами по пятам ползли облака, погода хмурилась, но непогодь не опережала нас, давая возможность дойти. А сверкающая вершина Шивлинга периодически выглядывала из облаков, как бы улыбаясь и провожая нас. Сбив ноги и загнав непальца, мы всё-таки одолели трудный горный переход в 27км за один световой день! Таким образом, по словам проводника, поставили в данных условиях сложности своеобразный рекорд, вернувшись с плато Тапована в Ганготри с заходом к истоку Ганги за 10 часов.

Такие рискованные вылазки позволяют понять и остро ощутить одну вещь: человек может умереть в любой момент, но главное, что после него в этой жизни останется – дела, дети, память…
И какое это всё будет. Конечно, хочется, чтобы тебя в жизни кто-то любил, тот, без которого ты не должен быть, как человек не может быть без тени. Тогда всё сказанное и несказанное получится.

Два дня мы приходили в себя в Ганготри, залечивали ноги, ушибы. Нам предстоял подъём к Кедарталу, горному озеру, расположенному на 5000 м высоте в ложбине между горой Меру, пиками Готала и Тойлесгарс. Озеро находится в 19 км от поселения Ганготри. Это второй маршрут нашего путешествия, который мы планировали осуществить.
Напомню, что через гору Меру в индийской мифологии проходит ось земли, и она является центром мира. Своей вершиной гора указывает на Полярную звезду (оно так и есть, я сам имел удовольствие это проверить). А вокруг вращаются звёзды созвездия Большой медведицы. Строение гор вокруг соответствует строению мировой матрицы, как пишется в текстах Упанишад, и имеет вид лотоса. Это обитель ведийских девов и богов, где главной вершиной является гора Макдора. Там находится страна избранных, земля святых и блаженного народа, страна вечного счастья. Живыми туда могут вознестись лишь прославленные герои и мудрейшие риши.

Но…, всё оказалось не так просто! Наш портер (носильщик) наотрез отказался один идти на Кедартал, мотивировав свою позицию тем, что подъём крайне сложный и рискованный и один он туда не пойдёт. Нужно два портера и 4 дня пути (три ночёвки). Мои переговоры с местными “начальниками” ничего не дали. И мы решились.
Переговорив в этот же день с молодым и более отчаянным парнем (тоже непалец), мы сошлись на том, что он отведёт нас по этому маршруту один, правда он выразил сомнение, что удастся преодолеть расстояние и вернуться за три дня. В 5 утра следующего дня мы на местном джипе (с совершенно “лысой” резиной) рванули за разрешением. Приехав в Утаркаши, где было уже довольно жарко, и с трудом разыскав контору, которая выдавала разрешения, мы уткнулись носом в висячий замок. Высказав себе под нос всё, что думаем о них и их городке (городишко оказался грязным, вонючим и некрасивым) в весьма неприличных выражениях, уселись ждать: а вдруг кто-то из работников изъявит желание прийти поработать. И нам повезло, где-то в половине двенадцатого на рабочее место принесла своё тело особа мужского пола. И тут началось! Битых полтора часа он говорил о том, что разрешения на Кедартал дают очень редко. Пришёл местный начальник с надменным видом, переговорив с которым, мне всё-таки удалось настоять на своих условиях и, оплатив разрешение, мы поспешили удалиться. Пермит дали только на три дня (может быть, рассчитывая, что за это время мы всё равно не успеем добраться до Кедартала). Вернулись в Ганготри вечером. Сказали гаю, что утром выходим на трек.

Индия, Гималаи

Индия, Гималаи

ТРЕК НА КЕДАРТАЛ

Вышли в 9 утра. Тропа – живописнейшая. Кедры, берёзы, рододендроны (гималайская роза) с размером цветков с футбольный мяч, лиственницы, водопады. Красота необыкновенная! Но подъём в первый же день оказался крайне сложным. Очень резко шёл вверх, тропа порой суживалась шириной до трёх ладоней, обрывы, пропасти. Но это, как потом оказалось, были ещё цветочки! До планируемого места ночёвки прошли всего 6 км, правда за полдня. Солнце жгло так, что на незащищённых кистях рук появились волдыри от ожогов, а губы стали покрываться коркой-болячкой, несмотря на то, что я каждые полчаса мазал их специальной помадой, отчего в эти моменты чувствовал себя геем . Идти дальше проводник не советовал, т.к. следующая ночёвка возможна только через 9 км, которые за остаток дня нам не пройти (осыпи, завалы камней), да и воды по пути не найти. И мы заночевали здесь.
Утром, сделав нехитрую пищу на энергосберегающей газовой горелке (разработанной специально для альпинистов и предназначенной для приготовления пищи в условиях высокогорья) из сублимированных продуктов и позавтракав, мы двинулись дальше. Это был самый сложный день пути всего путешествия. Увидев, что мы довольно бодро осуществляем подъём, в целях экономии времени проводник повёл нас маршрутом, которым кроме горных козлов никто не ходит. Обычно идут по дну долины вдоль ручья Ганги с постепенным подъёмом по леднику вверх. Но, видимо, в глазах проводника такими козлами выглядели и мы. Двигались мы по краю скального обрыва. Проводник и сам-то здесь не ходил. В одном месте пришлось перебираться через сошедшую снежную лавину. Впечатление такое, что сверху проехал огромный бульдозер, оставив за собой неровный плотный бугристый наст. В некоторых местах приходилось буквально “вжиматься” в скалу, чтобы не сверзиться в пропасть, где на дне бушевал ручей Ганги. Но самое опасное было тогда, когда на высоте 4000м путь нам неожиданно преградила осыпь. Проводник об этом не знал. Длина осыпи – примерно метров 400-500. Склон – градусов 70. Периодически здесь шёл процесс камнепада. Возвращаться было сложно, и мы бы не успевали по времени. Посовещавшись, мы решили идти по склону. Гай первым, соскальзывая и делая широкие шаги пересёк первую полосу обвала метров 60 шириной и укрылся за выступавшей скалой. Я было дёрнулся идти, но увидел знаки проводника, указывающего наверх. Там вверху появилось облако пыли и, заклубившись, стало приближаться. Я прижался к скале, ещё не начав движения. Огромные булыжники, размером с половину легкового автомобиля с грохотом летели сверху по осыпи, поднимая тучи пыли и увлекая за собой реки песка. Переждав несколько минут, пошёл и я, за мной – Слава. Так, пересекая оползень, прячась за выступающие куски скал при сильном ветре, мы перебегали (лучше сказать переползали) обвал. В эти моменты тело было сжато в пружину, сознание обострено и какое-то внутреннее чутьё подсказывало, когда следует дёрнуться вперёд, куда ставить ногу, когда следует остановиться и переждать. По окончании этого участка пути бледный проводник пожал нам руки и сказал, что это больше, чем экстрим, и что русские – very strong, индийцы бы здесь пройти не смогли. Да они и сами мне говорили, когда позже я спрашивал некоторых, ходят ли они на Кедартал, что, мол, нет, не ходят, что у них не хватает энергии. Так откуда же ей взяться, если они все сплошь вегетарианцы и жуют одну траву!

Прилично устав, до места стоянки мы добрались в 14.30, преодолев ещё несколько довольно опасных ледников и водопадов, но сэкономив при этом пару километров. Было солнечно, но холодно (высота 4250м). Это крайнее место ночёвки тех немногочисленных групп, которые отваживаются подойти к горе Меру. На само озеро Кедартал ходят лишь экспедиции и отдельные альпинисты. Тропы туда нет. Палатку там ставить негде, вокруг сплошные камни. Ночью холод, мороз и ветры. До озера отсюда 4 км подъёма ещё почти на 1км высоты, к самому подножию Меру. Там всегда лежит снег и бродят снежные барсы. Мы поставили палатку у огромного камня, спрятав её от ветра. Камень, как потом оказалось, был древним святилищем. Отсюда открывался красивейший вид на гору Меру и пики Готала и Тойлесгарс, окружающие озеро Кедартал (ещё один исток Ганги). Недалеко с гор бежал ручей с прозрачной кристально чистой водой. Проводник сказал следующее: “Если мы хотим попасть на Кедартал, это надо делать завтра утром (4 км туда и 4 – назад), и потом, опять переночевав, возвращаться обратно в Ганготри”. Но предстоящая ночёвка должна была быть у нас уже второй, пермит дан только на три дня, больше ночевать нельзя. Получалось, что до Кедартала нам не добраться.

Преодолеть столько трудностей, быть у цели и не суметь добраться до неё было обидно! Надо было что-то решать… Я предложил следующее: полчаса отдыха, затем последний рывок к озеру и до вечера возвращение к палатке. Непалец с сомнением посмотрел на время, затем на нас со Славой, о чём-то подумал, потом, видимо, вспомнив, как мы сегодня преодолевали обвал, сказал: “Хорошо! Но с рюкзаком я туда не пойду. Оставим вещи здесь, возьмём воду и пойдём налегке”. Полчаса мы лежали недвижимо, смотря на небо, на Меру, собираясь с мыслями и силами.

Надо было преодолеть 4 км сложнейшего подъёма, вернуться назад до 7 вечера (в это время резко наступает темнота). Т.е. было только 4 часа светлого времени на 8 км пути, на высоте 5 км при отсутствии тропы, руководствуясь только направлением. Всё это, учитывая усталость от пройденного с утра 9 км сложного горного трека. Позже, когда я прикидывал все условия, мне это показалось невозможным. Скорость передвижения в горах в этих условиях и на такой высоте, как я уже писал, 1-1.5км в час. По всем меркам нам надо было иметь в запасе часов 6, а лучше 8. Но у нас было всего 4 часа.

И вот в 15.00 мы пошли. Точнее полезли. Я не буду долго описывать, как это было. Скажу только, что мне в первый раз в жизни довелось узнать, что такое предел физической выносливости. Когда до верха оставалось всего около 50 метров, судорогой свело спину и ноги. Я первый раз почувствовал, что такое “не могу”. Нет, это не означает часто слышимое “очень устал”, “больше нет сил” и т.п. Это означает, что мышцы не подчиняются команде мозга. Стоя (лучше сказать держась) у самого верха на крутом склоне, я не мог пошевелить ногами. Ноги сползали вниз…
Внутри стала подниматься скверная волна беспомощности. Действовали только руки и голова, которая была подозрительно ясной.
Обозлившись на себя, я навалился на руки, и буквально пополз на руках, благо склон был почти отвесный. Через несколько рывков зашевелились и ноги. Изрядно перепачкавшись, удалось преодолеть последние метры подъёма…

И ВОТ ОНО!!!

И вот оно!!!
МЫ ВСЕ-ТАКИ ДОШЛИ! И повесили флаг.
Гора Меру смотрела на нас сверху по-доброму снисходительно и бесстрастно. На короткое время разошлись тучи, обнажились вершины гор, как будто специально для фотографий, чем мы и поспешили воспользоваться. Слава – фотограф профессионал. Кадры его у меня есть. Это потрясающе.
От созерцания видов меня отвлёк проводник, толкающий в плечо. Он с озабоченным видом показывал на часы. Непалец заметно нервничал. Я глянул и обомлел: без пятнадцати шесть вечера! Час пятнадцать до полной темноты в горах, когда двигаться просто невозможно, это 90% гибели! 4 км пути…
Собрав остатки сил, мы побежали. Это нельзя было назвать по-другому. Я вообще не знаю, как можно назвать скачкообразное движение по огромным камням, по уклонам, достигавшим порой 60-70 градусов, рискуя сломать себе не только ноги, но и шею. Где было возможно, летели по плотному насту ледника, усеянного мелкими камнями и пробивая с размаху пяткой ботинка наст, чтобы не поскользнуться и не улететь в пропасть. Два раза подо мной проламывался наст у самых камней, и я проваливался по бедро. К счастью успевал выдернуть тело из ямы. Слава, попав трекинговой палкой между камней, сломал её. И вот, перейдя последний ручей, мы добрались до палатки, а через десять минут темнота опустила свой плотный занавес…

КАКОЙ-ТО ЗВЕРЬ. «СНЕЖНЫЕ БАРСЫ»

Ночью за палаткой кто-то ходил и шуршал. Был мороз. Я говорю Славе: “Cлушай, сейчас сожрут нашу провизию”. Он отвечает: “Какой-то зверь, наверное. Утром посмотрим”.
Утром было солнце. Интересно, что ни в одну из ночей мы здесь не видели луны, надо будет почитать в интернете о таком эффекте. Зато звёзд – видимо-невидимо: яркие, жёлтые, голубые, красноватые. Ими здесь усеяно всё небо! А млечный путь какой! Это просто звёздная светящаяся дорога. Умывшись в ручье, я любовался, как солнце играет на обледенелых, обточенных водой валунах среди серебристых струй ручья. Попробовал сфотографировать, но на фотографии получалось не то. Или я просто не умею фотографировать.
Из-под углубления большого камня, где он, укрывшись тентом, ночевал, вылез наш проводник.
Он очень уважительно посмотрел на нас и сказал, что одним днём от места первой ночёвки подняться к озеру Кедартал и вернуться к месту второй ночёвки, таким образом преодолев 17 км сложнейшего горного пути в экстремальных условиях, не удавалось до сих пор никому и никогда. И что мы поставили рекорд. Это был уже второй рекорд за время нашего путешествия. А проводники непальцы дали нам кличку “снежные барсы”, т.к. нам со Славой удалось пройти тропой и маршрутом, где ходят только снежные барсы и который, по словам проводников, считается непроходимым.

Перед отходом в обратный путь мы повесили на том самом большом камне-святилище флаг-химари (это растяжка из нескольких флажков разных цветов и с изображением коня, калачакры и др. буддийских символов). Химари имеет очень большое значение в мифологии. Он защищает владельца от невзгод, охраняет от неприятностей и приносит в жизнь спокойствие и радость. Мой флаг (по астрологии) – белый с изображением синего коня. На флагах мы написали имена своих родных, близких, друзей.
Для ровного счёта мы установили ещё один рекорд, вернувшись за один день — 15 км от места второй ночёвки до Ганготри. На полпути назад встретили маленькую группу индийцев, которые отважились пойти к горе Меру (место второй нашей ночёвки). Вышли они вместе с нами, но были пока только на полпути туда.

На следующий день мы релаксировали. Лечили обожжённые солнцем и морозом руки и лица. А я ещё долго не мог вылечить губы, которые покрылись сплошной болячкой, ныли и болели недели две. Напоследок сходили в пещеры (расположенные недалеко от Ганготри) к садху, которые живут отшельниками в пещерах с незапамятных времён, и владеют тайными знаниями и умениями (сидхами). Один из них — Садху Балаграш дал нам своё благословение.
В Бхагават-гите описывается битва добра со злом, в которой войском добра руководил Арджуна. Эта битва проходила тысячи лет назад. В ней победили паддавы (представители сил добра). Но уцелевший предатель ночью, пробравшись в лагерь паддавов, перерезал их руководство, таким образом получилась “ничья”. Оставшиеся паддавы переправились через Гималаи и поселились в пещерах, как раз в тех, которые мы и посетили. Их потомки – садху (святые) — живут там и по сей день.

———————————————————————————————————————————

Возникает вопрос: зачем это нужно — разбитые ноги, обожжённая кожа, израненные губы?
Это стоило того. Это плата за то, что мы увидели и почувствовали. Все тайны, которые мы познали — остались в наших сердцах, о них сейчас трудно рассказать (может быть немного позже поведаю). Понять это может только тот, кто достигал подобных вершин.

 

СЕРГЕЙ ДМИТРИЕВСКИЙ

05.2015 г.

 

Примечание: Маршруты для путешествия по Индии были разработаны моим товарищем Вячеславом Киплюксом, исследователем Центральной Азии, членом Русского Географического общества, профессиональным путешественником, членом союза фотографов РФ, основателем и руководителем клуба путешественников «Кочевники духа». Это, в первую очередь, интересный человек, а также друг путешественников, имеющих мировую известность: а именно Фёдора и Павла Конюховых.

Фотографии Индии к статье: Вячеслав Киплюкс, на фото — виды Индии, Сергей Дмитриевский, индийцы (в том числе отшельник в пещере, давший обет молчания, он обладает  возможностями творить чудеса материализации, трансформаций, влияния на погоду и т.п.).

 

места силы, Индия, Дели, Гималаи, гора Меру, Ришикеш, гора Шивлинг, путешествия, паломничество, цены в Индии, условия проживания в Индии, авторский туризм, Вячеслав Киплюкс, Кочевники духа, снежные барсы, река Ганга, Ганготри, экстремальный туризм, приключения, пища в Индии, плато Тапован, ледник Гомунх, Кедартал